Меню сайта

Наш опрос

Откуда Вы унали о моём сайте?
Всего ответов: 200

Форма входа

Календарь новостей

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Родник №10





С улыбкою оледенелой
Сошла небес суровых дочь,
И над землей сребристо-белой
Белеет северная ночь.

Зимы покров однообразный
Везде сменил наряд цветной,
Окован сад броней алмазной
Рукой волшебницы седой.
П. А. Вяземский

***********************************************






**************************************************************************************************************************


**************************************************************************************



6 февраля – день памяти блаженной Ксении Петербургской.

           Ксения Григорьевна, молодая, кроткая и добрая, из совсем незнатного семейства, была женой немолодого полковника Андрея Федоровича Петрова, который служил певчим при дворе императрицы Елизаветы Петровны. Жили молодые в мире и добром согласии.
Едва Ксении исполнилось 26 лет, как внезапно умер муж. Разрушилось счастье, которое не успело даже и раскрыться в полной мере. Ушел человек, который был светочем, опорой, надеждой, смыслом ее, Ксениного существования.
Ксения Григорьевна снесла в церковь доставшиеся ей деньги, раздала бедным свое состояние, а дом оставила одной из своих жилиц Параскеве Антоновой, с наказом превратить его в бесплатное прибежище для бедных и бесприютных.
Не желаю расставаться с образом любимого человека, Ксения надела мужнин мундир и пошла по миру, называясь именем умершего мужа – Андреем Федоровичем. Родственники отреклись от нее, сочтя несчастную вдову повредившейся умом.
           Ксения питалась подаяниями и скудными вознаграждениями за случайное прислуживание или уход за больными, но себе она оставляла крохи, отдавая все нищим и убогим. Многие часы каждый день она, уединяясь, отдавала молитвам.
Прослыв блаженной и юродивой, она покорно сносила обиды и притеснения. Терпела насмешки злословов и уличных мальчишек. Ее гнали прочь швейцары и привратники богатых домов, от нее высокомерно отворачивались чиновники. Но она с именем умершего мужа на устах молилась и за несчастных и за обидчиков.
Давно сносился мужнин мундир, и она облачилась в рубище: зимой и летом она ходила в ветхой зеленой юбке и красной кофте, и рваных башмаках. Доброжелательная и отзывчивая, она все более привлекала к себе милосердие простых людей. Нередко ей протягивали щедрое подаяние, но ни от кого она не принимала больше копейки, и все, что оказывалось сверх того, на что она могла существовать, Ксения отдавала нищим.


          Ее узнала вся столица. Светское общество относилось к ней со снисходительной терпимостью, как всегда относились на Руси к блаженным. Только в гуще простонародья она пользовалась уважением и святой почтительностью. Петербургские извозчики предлагали ей наперебой свои услуги, считали: подвезти немного Ксению – значит, привезти себе счастье. Купцы зазывали ее в свои лавки и предлагали что-нибудь купить, хоть на копейку – ее почин приносил удачу. И никто из полагавшихся на нее ни разу не обманулся в своих надеждах.
Более 40 лет продолжался беспримерный подвиг блаженной Ксении. Умерла Ксения незаметно, на 72-м году жизни. И похоронили ее на Смоленском кладбище еще до наводнения 1777 года. После того разрушительного наводнения затерялись могилы многих знаменитых людей России, погребенных на этом погосте: поэтов Тредиаковского и Бенедиктова, драматурга Княжнина, художника Левицкого. А могила Ксении блаженной сохранилась.
В 1988 году Ксению Петербургскую канонизировали одновременно с великими патриотами и героями земли Русской – Дмитрием Донским, Андреем Рублевым и Максимом Греком. Ее жизнь, не увенчанная ни ратными подвигами, ни бессмертными творениями, получила столь же высокое признание. На ее могиле воздвигли прекрасную часовню с мраморным иконостасом и множеством икон. А на могильном камне высекли надпись, как она хотела:
«Кто меня знает, да помянет мою душу для спасения своей души».



*********************************************************************************

14 февраля – день памяти святого Трифона. Мышиный день.

        Долгий крестьянский год, наполненный нескончаемыми трудами и заботами, охватывал такой круг бытия, что в нем находилось внимание всему, так или иначе причастному к жизни крестьянина. Не остались в стороне даже мыши – непременные и неистребимые крестьянские сожители.
       Особенно досаждали грызуны в голодный год. «Невеличка мышка, да зубок востер». Мышиное племя в течение зимы наносило такой урон в крестьянских закромах, что, когда приходил урочный день, вся семья поднималась против вредоносных зверьков. Этот день выпадал под конец зимы, когда общими усилиями хозяев и хвостатых нахлебников образовывалась заметная убыль в хлебных запасах, рассчитанных на весь год, до нового урожая.



          Для борьбы с хвостатыми разбойниками был избран день памяти святого Трифона. Почему день гибели фригийского мученика Трифона назвали мышиным днем – неизвестно. Вернее всего благодаря совпадению по времени. А может быть, вдохновлял образ святого, его стойкость и многотерпение в неслыханной его мученической участи.
               Происхождением своим Трифон был близок любому крестьянину. В молодости Трифон пас гусей. С юных лет обнаружил в себе дар, исцеляющий человеческие хвори. Добрый и участливый, Трифон бескорыстно помогал страждущим, действуя именем Иисуса Христа. Властители-язычники преследовали его за иноверие. По велению правителя Восточной провинции Римской империи Акилины Трифона схватили и подвергли жестоким пыткам, требуя отречения от Христовой веры. Стойкость Трифона озлобила Акилину, и он сам принялся истязать упрямца. Однажды в зимнюю пору Акилина выехал на охоту и велел привязать полураздетого и босого Трифона к седлу своего коня, и несчастный бежал рядом по обледенелой дороге. Возвратившись с охоты, Акилина велел вбить в израненные ноги Трифона гвозди и водить его по улицам. Но и после этого Трифон не отрекся от христианской веры. Его подвесили к дереву и принялись бичевать и палить огнем его обнаженные бока. Трифон оказался живучим. И тогда было велено отрубить ему голову
.

          После крещения Руси Трифон стал одним из покровителей крестьянского двора. Ему, врачевателю, умеющему составлять различные снадобья, и вверились крестьяне, оберегая свои хлебные припасы от мышиного разбоя. А мыши многое могли предсказать. Если мышки поедят неубранные остатки ужина, у хозяина или хозяйки разболятся зубы. Так мыши «воспитывали» нерях. И каждая хозяйка старалась, отходя ко сну, чисто прибраться на кухне. Кому охота маяться потом с зубами? Но бывала от мышей и польза в этом плане. Если съесть что-нибудь изгрызенное мышами, зубы окрепнут. Вообще мышь-грызунью считали незаменимым чудодеем в отношении зубов. Помните, как у вас у маленьких выпадали зубы? Всякий раз выпавший зубок бабушка или мама кидали под печку со словами: «Мышка, мышка, на тебе зуб репной, дай мне костяной».
           В общем, в любой крестьянской семье с мышами жили в ладу и взаимной терпимости – до Трифона старались не брать греха на душу. И основательно воевали с грызунами лишь раз в году, с благословения святого мученика.

****************************************************************

15 февраля - СРЕТЕНИЕ.

             В народе «сретение» толковалось как «встреча зимы с весной». Говорили: «На Сретение зима весну встречает, заморозить Красную хочет, а сама, лиходейка, от своего хотения только потеет».
А на утренней службе в храме священник произносил величание:
«Величаем Тя, Живодавче Христе, и чтим Пречистую Матерь Твою. Его же по закону ныне принеслися еси в храм Господень».


       В этой фразе и заключается объяснение сути праздника.
Спустя 40 дней после Рождения Христа Мария понесла младенца в храм, как требовал обычай, чтобы выкупить его у Бога, так как по древнееврейским верованиям все новорожденные принадлежали Богу.
          В Иерусалимском храме и произошло «Сретение» - Марию с младенцем на руках встретил посланный Богом старец Симеон. Сопровождала Симеона пророчица Анна. Он взял младенца на руки и произнес: «Ныне отпускаешь раба Твоего, владыко, по слову твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовил перед лицом всех народов». Потом Симеон благословил родителей Иисуса, которые «дивились сказанному».



           Как и другие христианские народные праздники, Сретение отмечалось особыми хозяйственными заботами. В день Сретения на базарах определялись цены на хлеб. Если к этому дню они не поднимались, считали, что в течение всей зимы и не будут высокими.
Со Сретения менялся образ жизни крестьян. Хотя впереди еще оставалось более трети зимы, крестьяне южных губерний прекращали вечерние работы и поужинать засветло. Женщины уже не пряли и не ткали холсты при огне. К концу февраля день прибывал на 3 часа, и за это время можно было много сделать. Крестьянки начинали готовиться к весенним работам, к делам на огороде. У домашней скотины появлялся приплод. В избе, за печкой или в теплом кутушке, помещали новорожденных телят и ягнят. Кур начинали прикармливать овсом, чтобы лучше неслись.
Хозяин же принимался за сбрую, земледельческий инвентарь. Сельские шорники и кузнецы не управлялись с заказами. Правились сохи, плужки, бороны, готовилась новая сбруя. Налаживались новые хода телег – этим занимались колесники. В каждом дворе оживлялась трудовая жизнь. За Сретением уже виднелась скорая весна – пора новых благодатных трудов земледельца.


***********************************************************

ЦЕРКОВЬ ИКОНЫ
СМОЛЕНСКОЙ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ
ПЕТЕРБУРГ


                Речка Смоленка разделяет два петербургских острова – Васильевский и Декабристов. Именно здесь, среди зеленой тишины, лежит большое старинное Смоленское кладбище.
Когда строился Петербург, на Васильевский остров была пригнана рабочая артель из Смоленска. Люди, не привыкшие к суровому климату и изнуряемые тяжким трудом, долго не задерживались на этом свете. Умерших свозили на берег реки, где к 1738 году образовалось кладбище, получившее, как и река, свое название от тех выходцев из Смоленска, кто нашел здесь последний приют.
               За 200 с лишним лет для петербуржцев это кладбище стало одним из почитаемых мест. Смоленский храм любят не меньше Александро-Невской лавры. На его территории расположены три церкви и часовня. Одна из них – церковь Пресвятой Троицы – в 1932 году была снесена, а на месте ее ныне стоит небольшая уличная часовня-беседка. Две другие – отстраиваемая практически заново церковь Воскресения Христова, где 10 августа 1921 года отпевали Блока, и церковь иконы Смоленской Божьей Матери – открыты для прихожан, как и часовня блаженной Ксении Петербуржской, построенной на месте могилы святой покровительницы города.
Смоленская церковь среди всех построек кладбища – самая известная и старинная. Первый, еще деревянный храм во имя иконы Смоленской иконы Божией Матери был освящен в 1760 году. Через 16 лет здесь построили каменную церковь.
                Народное предание связывает строительство каменной церкви с именем святой Ксении. Говорят, что она носила кирпичи, из которых возведены стены этого храма.
День ото дня, не покладая рук, трудились каменщики, чтобы закончить строительство в срок. Для удобства они каждый раз заготавливали кирпичи для новой кладки прямо на лесах. Однажды, придя на работу поутру, заметили строители, что кирпичи уже готовы и лежат на нужном месте. Удивились они: кто бы мог их сюда принести, ведь никто из них не работал ночью. Однако, и на следующее утро, и спустя день, и во все другие дни история повторялась: каждый раз находили строители на лесах кирпичи для новой кладки. Решили тогда каменщики узнать, кто их таинственный помощник, и, спрятавшись, остались караулить ночью. Каково же было их удивление, когда увидели они, как появилась какая-то женщина, уложила в подол одежды много кирпичей и полезла на леса, вверх…. До самого утра без устали она трудилась, не боясь сорваться вниз, словно не чувствуя усталости. И лишь когда стало светать, строители храма узнали Ксению Петербургскую.
В те годы молва об этой святой разлетелась по всему городу. Еще при жизни она прославила себя добровольным подвигом «юродства ради Христа».
                     Скончалась Ксения в возрасте 71 года, через 45 лет после смерти мужа. Ее скромная могила на Смоленском кладбище, неподалеку от Смоленской церкви, сразу стала местом особого почитания. На могиле было начертано: «Кто меня узнает, да помянет мою душу в спасение души своей». Люди приходили с мольбами о помощи и заступничестве, с просьбами об исцелении; даже землю с могильной насыпи брали в дом как святыню. На месте взятой с могилы земли или куска могильной плиты люди оставляли деньги – а потом на скопившиеся средства решили соорудить на месте захоронения Ксении каменную часовню.
                 В 1902 году часовня была перестроена. Несмотря на то, что в 1940 году часовню закрыли, всю блокаду к ее стенам шли ленинградцы, приносили и оставляли записки с мольбами о помощи. В 50-е годы помещение часовни было передано сапожной мастерской. Могилу Ксении замуровали и построили над ней помост, где шили сапоги. Но дела у сапожников не шли на лад, и через какое-то время мастерскую закрыли, обвинив мастеров в нерадивости, а помещение отошло скульптурной артели. Однако и здесь история повторилась.
                  В 1983 году часовню вернули верующим – к великой радости жителей города. В ней начались реставрационные работы. В 1988 году Православная церковь канонизировала святую Ксению. Сегодня в часовне перед мозаичным образом Христа в изголовье могилы горят неугасимые лампады и мерцают свечи. Аромат живых цветов у надгробья Ксении – роз, лилий, запах ладана, - легким дуновением напоминает каждому о чудесной судьбе святой, что покоится здесь.
Каждый, кто идет поклониться Ксении, считает своим долгом посетить и могилу еще одной петербургской святой, покоящейся неподалеку от часовни - Марии Гатчинской. Она обладала чудесным даром утешения людей. Мария долгие годы была практически неподвижна из-за тяжелой болезни, но не оставляла своей религиозной деятельности. В 1932 году ее арестовали. Вскоре Мария приняла мученическую смерть в заключении. В 1981 году она тоже была причислена к лику святых.
                        Среди посетителей кладбища бытует легенда о сорока священниках. В 20-х годах прошлого века их привезли сюда, выстроили на краю заранее вырытой ямы и предложили отречься от веры под страхом мучительной смерти; когда священники отказались их столкнули в яму и заживо закопали. После этого три дня было видно, как шевелится земля над несчастными, и в ветвях кладбищенских деревьев слышался плач. На этом участке кладбища до сих пор можно увидеть зажженные свечи, ленточки и бумажные цветы, которые люди приносят в память о мучениках.
                И все же главной святыней Смоленского кладбища была и остается церковь во имя иконы Смоленской Божьей Матери. Икона эта была по преданию написана евангелистом Лукой. В Россию она попала, когда император Константин выдал в 1046 году свою дочь Анну за черниговского князя Всеволода Ярославовича и благословил ее этой иконой в путь. Прославилась эта икона при нашествии на Русь войска хана Батыя. Когда в 1239 году часть воинства хана подошла к Смоленску, дружинник Меркурий, молясь в храме, вдруг услышал голос, повелевший ему выступать против вражеского войска. Меркурий собрал отряд, пробрался незамеченным в середину войск Батыя и нанес сокрушительный удар. Враги были побеждены. К 1812 году икону перенесли в Успенский собор Москвы, и жители города молились перед ней о победе над французами. После победы икону вновь вернули в Смоленск, где она находилась до начала Великой Отечественной войны, в ходе которой была утрачена. И лишь в 2005 году икона была обнаружена в одной из лондонских галерей. Существовало много копий иконы, у некоторых из них совершались чудеса исцеления людей. Одна из копий помещена в Смоленский храм и считается его главной святыней.


  Часовня блаженной  Ксении

                 На Смоленском кладбище есть еще одна могила, местонахождение которой, к сожалению, неизвестно. Совсем недавно исследователи установили, что здесь был похоронена няня Пушкина, Арина Родионовна Яковлева.
После революции храм был закрыт с 1940 по 1946 годы, а в 1947 году был снова освящен, и богослужение в нем возобновилось. В храм передали в 1950 году икону Милующей Божией Матери, полученную в дар от монаха Афонского монастыря еще в XIX веке, и во имя этой иконы был сооружен и освящен еще один придел храма. В 1990 году, к двухсотлетнему юбилею Смоленской церкви, в ней отстроили и освятили придел во имя блаженной Ксении и была выпущена памятная медаль.
                 Несмотря на погоду и время года, каждый день неспешно проходят по дорожкам Смоленского некрополя люди поклониться святыням этого уникального кладбища.


****************************************************************************************************

Февраль – месяц лютый, спрашивает, как обутый

Февраль холодный и сухой – август жаркий

У февраля два друга – метель и вьюга

В феврале много инея на деревьях – будет много меда

Снег прилипает к деревьям – жди тепла





***************************************************************************************************


«Утоли моя печали».

                          Название иконы Божией Матери «Утоли моя печали» Святая Церковь объясняет нам в молитвословиях, составленных в честь этого образа:
«Утоли болезни многовоздыхающая души моея, Утолившая всяку слезу от лица земли…»
Подлинная икона, почитаемая в народе чудотворной, находилась в приходской церкви Воскресения Христова в Шклове Могилевской губернии. Список образа был принесен казаками в Москву в царствование Алексея Михайловича, в 1640 году, и помещен в храме Святителя Николая в Замоскворечье. Прославление его как чудотворного произошло во II-ой половине XVII века.



              Одной женщине знатного рода, много лет тяжко страдавшей расслаблением тела, однажды в сонном видении явился образ Богоматери, глас от которого повелевал ехать в Москву, найти в церкви свт. Николая образ Богоматери с надписью «Утоли моя печали» и молиться перед ним. За это больной было обещано исцеление. Приехав в храм, она не нашла явленной ей во сне иконы, и только после долгих поисков на колокольне обнаружили ветхую икону Богоматери «Утоли моя печали», до того покрытую пылью, что едва можно было разглядеть лик.
                Сразу же узнав образ, больная, давно не владевшая ни руками, ни ногами, перекрестилась, и после отслуженного молебна силы вернулись к ней. В 1760 году в память об этом чуде было установлено празднование иконе в день его совершения – 25 января (ст. стиль)- 7 февраля (н. стиль). Особенно прославилась икона во время эпидемии чумы в 1771 году.
               Списки с образа быстро распространились по всей России. Везде икона глубоко чтится верующими и дарует исцеление больным и утешение скорбящим, прославивших ее чудес бесчисленное множество.






Монеты – свидетели прошлого.

                    Слово монета вошло в употребление в России при Петре I. Им же в Кунсткамере была собрана большая коллекция монет и медалей, и он очень заботился о ее пополнении.
Давайте отправимся вместе с москвичом на базар XVII века, чтобы выбрать «всякого запасу к домашнему обиходу или хлебного всякого жита и всякого обилия хмелю и масла, и мясного, и рыбного, и свежего, и прасолу».
Житный ряд находился на Красной площади. Цены на съестные припасы были следующие: четверть ржаной муки – 30 копеек. Пуд коровьего масла – 60 копеек. Рыба свежая и соленая продавалась возами, бочками, иногда штуками. Стоила по 37 копеек за пуд. Воз семги – 10 рублей. 1 лимон – 1,5 копеек. Шуба из овчины – 30-40 копеек.


                          Деньги носились в кожаных кошельках, которые привязывались к поясу. Небольшие суммы завязывали в платок и носили за пазухой. Простой московский люд деньги прятал за щеку, при этом мог торговаться и говорить.
                В русском государстве считали на рубли, полтины, полу-полтины, гривны, алтыны. Более мелкие деньги – копейка, деньга, полушка. Рубль состоял из 100 копеек или 200 денег, или 400 полушек. Полтина – из 50 копеек, или 100 денег, или 200 полушек. Полу-полтина – 25 копеек, 50 денег, 100 полушек. Гривна – 10 копеек; 20 денег; 40 полушек. Алтын – 3 копейки; 6 денег; 12 полушек. Чеканились они из чистого серебра.
Приезжая в другую страну, купец вынужден был. Как и сейчас, менять свои деньги, чтобы иметь возможность приобрести необходимый товар. Таким важным делом занимались специальные люди, которые и назывались менялы.
Вот какой разговор можно было услышать в лавке менялы (меняться могли любые деньги: итальянские флорины, немецкие пфенниги, чешские талеры).


Купец: - Этот талер не годится.
Меняла: - А ты посмотри, какой у него звон.
Купец: - Этот обрезан.
Меняла: - Вот тебе другой.
Купец: - да он же с дыркой.
Меняла: - Возьми другой.
Купец: - На нем фальшивое клеймо.
Меняла: - Если этот тебе не нравится, возьми красный.
Купец: - Но он же оловянный.
Меняла: - Ты меня измучил, бери, какие хочешь и поскорее уходи.






Язык монеты

Монетный тип – устойчивая композиция изображаемых элементов.
Аверс – лицевая сторона монеты.
Реверс – оборотная сторона.
Легенда – надпись на монете.


****************************************************************

ВЕЛИКИЕ СВЯТЫНИ

«ПОУЧЕНИЕ» 
ВЛАДИМИРА МОНОМАХА.


               Великий князь Владимир Всеволодович Мономах (1053-1125) многого достиг в жизни. Мудрый правитель Руси, признанный военачальник, он пользовался заслуженным почётом и уважением. На склоне лет решил Мономах составить для сыновей письменное назидание. Мечтал князь видеть детей достойными людьми, продолжателями его дел и воспитывал их, заботясь о том, чтобы не уронили они семейной чести, не опозорили отца, не запятнали своего имени и оставили по себе добрую память.
Пока был он в силе и славе, сам вразумлял чад своих, помогал советами. Но страшило князя, что же будет, когда его не станет. Ведь свою голову детям не приставишь….
Вот и взялся престарелый Мономах за перо и написал родительское напутствие, которое пригодилось не только его детям, но и многим юным и молодым сослужило добрую службу.
                 Мономах называет написанное им завещание «грамоткой», но в историю русской культуры оно вошло как «Поучение». И хотя имя князя и без того знала вся Русская земля, он прославился благодаря этому произведению еще и как даровитый писатель. «Поучение» изложено просто, доходчиво, занимательно. Мономах избегает нудных нравоучений, а вспоминает свою жизнь и рассказывает, как сам поступал в тех или иных случаях. Он готов признать, что людям свойственно ошибаться: безгрешных нет. Однако человек в силах одолеть зло, не поддаться гневу, устоять перед искушением, не проявляя малодушие. Надо лишь жить по Христовым заповедям. На собственном примере, без ложной скромности, Мономах повествует, как воевал с половцами, вел дела, обустраивал державу и укреплял власть. Он призывает не лениться, остерегаться лжи, пьянства и блуда, не оставлять в беде страждущих. «Что умеете хорошо, - пишет Мономах, - то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь». Сам князь прожил жизнь в трудах и походах и, оглядываясь назад, со спокойной душой признает, что всегда начинал и кончал день благодарственной молитвой, воздавая хвалу Богу, строго соблюдал взятые на себя обязательства, был хозяином своего слова, твердой рукой поддерживал порядок и в своем доме, и в государстве.
                   Столетия отделяют нас от эпохи Владимира Мономаха, но заветы этого замечательного человека не устарели. Они по-прежнему могут удержать от необдуманного шага, остудить иную горячую голову, предотвратить опрометчивое решение. Того и желал автор. Недаром, обращаясь к вступающему в жизнь молодому поколению, он просит: «прочитав эту грамотку, постарайтесь на всякие добрые дела, славя Бога со святыми его».




Из «Поучения» Владимира Мономаха.

… Дети мои или иной кто, слушая эту грамотку, не посмейтесь, но кому из детей моих она будет люба, пусть примет ее в сердце свое и не станет лениться, а будет трудиться.
Прежде всего, Бога ради и души своей, страх имейте Божий в сердце своем и милостыню подавайте нескудную, это ведь начало всякого добра.
… В дому своем не ленитесь, но за всем сами наблюдайте… чтобы не посмеялись приходящие к вам ни над домом вашим, ни над обедом вашим.
Лжи остерегайтесь, и пьянства, и блуда, от того ведь душа погибает и тело…
Более всего чтите гостя, откуда бы к вам не пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если не можете почтить его подарком, - то пищей и питьем; ибо они – и, проходя, прославят человека по всем землям или добрым, или злым.
Больного навестите, покойника проводите, ибо все мы смертны. Не пропустите человека, не поприветствовав его, и доброе слово ему молвите.


***************************************************************



Колыбельная песенка
(стихи великого князя К.К. Романов
а)

Спи в колыбели нарядной,
Весь в кружевах и шелку,
Спи, мой сынок ненаглядный,
В теплом своем уголку!
В тихом безмолвии ночи
С образа, в грусти святой,
Божией Матери очи
Кротко следят за тобой.
Сколько участья во взоре
Этих печальных очей!
Словно им ведомо горе
Будущей жизни твоей.
Быстро крылатое время
Час неизбежный пробьет;
Примешь ты тяжкое бремя
Горя, труда и забот.
Будь же ты верен преданьям
Доброй, простой старины;
Будь же всегда упованьем
Нашей родной стороны!
С верою твердой, живою
Честно живи ты свой век!
Сердцем, умом и душою
Русский ты будь человек!
Пусть тебе в годы сомненья,
В пору тревог и невзгод,
Служит примером терпенья
Наш православный народ.
Спи же! Еще не настали
Годы смятений и бурь!
Спи же, не зная печали,
Глазки, малютка, зажмурь!
Тускло мерцает лампадка
Перед иконой святой…
Спи же беспечно и сладко,
Спи, мой сынок, дорогой!



Дразнилки для девчонок.

Девчонки, девчонки,
Бантики, юбчонки,
Лютики-цветочки,
Сумочки-платочки,
Венички-метелочки,
Хвостики и челочки,
Песенки-пластинки,
А чуть что — слезинки.

Колыбельная.

Не жужжи, мушка,
У нашего ушка.
Не мяукай, кошка,
У нашего окошка.
Ты не блей, овечка,
У нашего крылечка.
Не мычи, корова,
У нашего дома.
Не шумите, травка,
И в саде листочки —
Сладко спит в кроватке
Мой родной сыночек.




ГОРЯЩАЯ СВЕЧА.

               Ванятка лежал на теплой русской печи и, отодвинув шторку, наблюдал за дедом. Старик, шаркая слабыми ногами, подошел к печке, зажег лучину, от нее зажег две свечи и одну поставил на стол посередине комнаты, а другую на подоконник. Метель снежными лапами стучала в маленькое оконце, завывала в трубе, а в избе было уютно и тепло. На свежевыскобленном деревянном полу отражались блики от горящей печи. В избе царил полумрак и тишина. Дед присел на лавку возле окна, и его взгляд замер на мерцающем огоньке. От падающей тени его лицо казалось еще более худым, жиденькая седая бородка приобрела желтоватый оттенок. Сложив на коленях сухие мозолистые руки, старик тяжело вздохнул и о чем-то задумался.
                Ванятка спрыгнул с печи, угодив худенькими голыми ножками прямо в отцовские валенки. Одернув длинную льняную рубаху, он пошмыгал к деду. Забравшись к старику на колени, малец заглянул в большие выцветевшие глаза и спросил: «Деда, а ты зачем каждый день свечку на окно ставишь?»
- А на то, милок, причина у меня есть. История-то давняя…
- Расскажи, деда, ну, пожалуйста. Я страсть как люблю твои истории…
- Ну, чего ж не рассказать, вечер-то долгий.
Старик прижал к себе внука и начал свою историю:
- Давно это, Ванятка, было. Мне тогда двенадцать годков только исполнилось, и жили мы с родителями на небольшом хуторе, в шесть дворов, на опушке леса. Да вот как-то ночью, посреди зимы, дом наш загорелся. Толи из печи головешка выпала, толи еще от чего – кто знает. Помню только, тятя меня с печи стащил, а в избе дыма полно, ничего не видать. Он меня в полушубок завернул, да на улицу вынес, а сам назад в избу побежал за матерью. Только изба уж вся полыхала, а вскоре и вовсе рухнула. Народ из соседних домов подбежал, бабы ревут, мужики снегом огонь засыпают, да где там… К рассвету вместо избы одни головешки были.
               Так я, внучек, в один миг остался без дома и без родителей. Пока похороны были, да потом какое-то время я у соседей жил, то у одних, то у других. Только год тот уж больно неурожайный оказался. И лишний рот в семье для всех в тягость был. Вот соседи и решили меня в деревню послать. Там, говорят, наймешься к зажиточному мужику в работники, вот и будет у тебя и кров и пища.
              Делать нечего, хоть и страшно мне было родной хутор покидать, но и в тягость