Меню сайта

Наш опрос

Откуда Вы унали о моём сайте?
Всего ответов: 200

Форма входа

Календарь новостей

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Родник №3

   Р О Д Н И К    № 2     
выходит 2 раза в месяц

Октябрь 1-15

Праздники в октябре

На дворе – октябрь. У наших предков он известен под именем листопада, подзимника, свадебника, поскольку в этом месяце, после завершения основных сельскохозяйственных работ, справлялись деревенские свадьбы. Но чаще у крестьян именовался он нелестно – грязником, от осенних дождей, причиняющих ненастье и грязь.


4 – святителя Димитрия Ростовского
7 – Фекла-Заревница
8 – Преподобного Сергия, игумена Радонежского
9 – апостола и евангелиста Иоанна Богослова; Святителя Тихона, Патриарха Всероссийского
11 – Никола Святоша
14 –Покров Пресвятой Богородицы


ФЕКЛА-ЗАРЕВНИЦА
         Фекла занимает особое место среди самых чтимых православными христианами «святых жен». Она признана «первомученицей равноапостольной» и первой из женщин, исключая жен-мироносиц, была причислена к лику, столь высоко возносимых.
         Родилась она в городе Иконии (Турция), в богатой и знатной семье и отличалась необыкновенной красотой. В 18 лет Феклу обручили с юношей из столь же знатной семьи. Но в это время в Иконии проповедовал один из близких учеников Иисуса Христа апостол Павел. Услышав одну из его проповедей, Фекла твердо решила не связывать себя брачными узами и посвятить всю свою жизнь служению Иисусу Христу и его учению. Мать Феклы воспротивилась намерению дочери и властно понуждала ее к браку с избранным ей юношей. Ее жених пожаловался правителю города на апостола Павла, «отвратившего от него невесту». Павла схватили и заключили в темницу. Тогда Фекла убежала из дома, подкупила тюремную стражу, отдав все свое золотые украшения, и проникла к заключенному узнику. Три дня она сидела у ног апостола, слушая его отеческие наставления. Родители меж тем разослали повсюду слуг в поисках дочери- беглянки. Наконец ее нашли в тюрьме и силой доставили домой.
       Приговором суда апостола Павла изгнали из города. А Феклу долго убеждали согласиться на брак, грозя ей всяческими карами.
          Что за сила овладевала в те времена людьми, избиравшими своею судьбою служение Христовой вере? На костер шли, на распятие, но не отрекались от своих убеждений. Так было и с юной Феклой. Ее мать, не сломив упорства дочери, в исступлении потребовала от судьи смертного приговора непокорной дочери, и Фекла была приговорена к сожжению на костре.
Когда ее привязали к столбу и разожгли под нею костер, внезапно набежали грозовые тучи и грянул гром. Ливень с градом мгновенно залил огонь. Палачи и зеваки в страхе разбежались. Фекла освободилась от пут и скрылась. С помощью одного юноши-христианина она отыскала апостола Павла и вместе с сопровождавшим его апостолом Варнавой и другими спутниками Фекла, проповедуя учение Христа, прошла до Антиохи.
         Тут ее подстерегала новая беда. В красивую проповедницу влюбился правитель города Александр и принялся домогаться брака с нею. Она отвергла его. За это девушка была посажена в темницу как проповедница недозволенной религии. Ее опять ожидала смертная казнь. Феклу бросили на растерзание диким зверям. Но они не тронули девушку. Тогда Феклу решили разорвать двумя волами. Но волы, понукаемые раскаленными прутьями, не тронулись с места. Даже животные щадили кроткую и сильную духом девушку. И тогда народ возопил: «Поистине велик Бог христианский», потребовав отпустить девушку, оберегаемую самим Всевышним. И Фекла была отпущена.
          Апостол Павел благословил ее. Фекла поселилась в пустынных окрестностях и прожила там долгие годы, непрестанно проповедуя слово Божие и исцеляя больных молитвами.
Она прожила до 90 лет, но всю жизнь ее преследовали и угрожали ей осквернением языческие волхвы. Однажды она, скрываясь от преследования, навсегда скрылась в горах и где-то там отлетела в небеса ее святая душа.
Равноапостольный император Константин построил в Царьграде храм ее имени.


        В день памяти равноапостольной Феклы-Заревницы российские крестьяне помогали отмолотиться тем, кто маялся в неуправке. С появлением первых горстей намолоченного зерна хозяин или хозяйка угощали помощников кашей, приготовленной в большом горшке. Добровольные работники усаживались вокруг пиршественного горшка с неизменной поговоркой: «На Заревницу хозяину хлеба ворошок, а молотильщикам каши горшок».
После угощения затевались песни до полуночи. А рано утром, «под зарево», возобновлялась работа. Не за кашу, а по совести, по доброму христианскому милосердию.


ЗАСТУПНИК ЗЕМЛИ РУССКОЙ
Вот уже много лет Сергий Радонежский – всея России Чудотворец – остается одним из самых почитаемых и любимых святых.

        В октябре 1321 года в семье боярина Кирилла и жены его Марии родился сын, которого нарекли Варфоломеем, что означало «сын радости». Еще до рождения, придя однажды в воскресный день в церковь, Мария была безмерно напугана тем, что во время службы младенец трижды вскрикнул в ее чреве. Крик слышали все находящиеся в храме и сочли знамением того, что родится служитель Святой Троицы.
         Мать поначалу была встревожена тем, что в некоторые дни недели младенец отказывался от пищи. Но поняв, что происходит это только по средам и пятницам – в «постные» дни, - уверовала в необычайное предназначение своего сына.
В семь лет родители отдали мальчика в школу. Но как не старался Варфоломей, не давалась ему грамота. Однажды отец послал Варфоломея искать жеребят. В поле, под дубом, увидел он молящегося старца-черноризца и попросил у него благословения на то, чтобы Бог «открыл ему учение книжное». «Если веруешь, чадо, больше сих узришь», - сказал старец, благословляя отрока. В тот же день произошла с Варфоломеем чудесная перемена, и вскоре стал он лучшим учеником.
         Когда Варфоломею исполнился 21 год, его родители умерли. Теперь ничто не удерживало юного подвижника в миру, и он уговорил старшего брата Стефана отправиться в пустынь, чтобы посвятить себя служению Богу. Среди векового леса, нашли они подходящее место. Соорудили убогую келью и поставили крохотную церквушку, которую посвятили Живоначальной Троице.
Стефан, успевший вкусить мирских радостей, не выдержал лишений отшельнической жизни и вскоре покинул брата. В один из дней обитель Варфоломея навестил старый игумен. Он и постриг юношу в иноческий чин, дав ему имя Сергий. Во время свершения обряда церковь наполнилась таким сильным благоуханием, что оно чувствовалось даже за ее пределами.
         А потом настали дни испытаний. По ночам за окном выли волки. Стала одолевать тоска об оставленном мире. Навалилась усталость от борьбы за существование. Однажды, когда Сергий вошел в церковь, расступились стены и появился сам сатана в сопровождении бесов. В другой раз келья отшельника наполнилась змеями. Как-то к избушке Сергия вышел голодный медведь. Сжалившись, Сергий дал ему последний кусок хлеба. С того дня стал часто навещать его и, сделался до того ручным, что слушался его слов и был кротким, будто овца. Победив духов тьмы, обрел преподобный и власть над дикими животными, с которыми общался, как Адам в раю.
         Прослышав о добродетелях Сергия, к нему потянулись ученики. Однажды пришел и Стефан вместе со своим 12-летним сыном Иоанном, который впоследствии стал архиепископом Ростовским.
         В 1348 году в России разразилась эпидемия моровой язвы. Многие искали спасения в монастырях, под благодатным покровом которых и умереть было не страшно. Братия умолила Сергия принять священнический сан, чтобы получать у него благословение и прощение. Но и в сане игумена Сергий продолжал трудиться наравне со всеми. Случались дни, когда не было ни корки хлеба, ни горсти муки.
           Однажды, проголодав три дня, игумен взял топор и за ломоть гнилого хлеба за один день построил сени одному из братий. Измученные голодом сподвижники стали роптать. И пока Сергий вразумлял их, говоря, что Бог не оставит на погибель своих чад, в ворота въехало несколько подвод, груженных всем необходимым для монастырской жизни. Как выяснилось, подводы приехали издалека, но хлеб был еще теплым….
Несмотря на то, что обитель оставалась в стороне от мира, к Сергию стали приходить за исцелением, словом утешения, советом.               Однажды один скупой мирянин отнял у крестьянина поросенка. Преподобный устыдил скрягу, и тот обещал вернуть украденное, но не сделал этого и заколол скотинку. Тут же туша покрылась червями, хотя стоял мороз.
Как-то пришел в обитель паломник, чтобы своими глазами увидеть богоизбранного. Он ни за что не хотел верить, что копошащийся в огороде в ветхой рясе монах и есть тот, о ком идет молва. В это время явился князь со свитой и пал перед «убогим», прося благословения. Потрясенный, невежда стал просить у Сергия прощения, но тот ответил ему: «Один ты рассудил обо мне справедливо». Человек этот принял постриг и до конца дней своих оставался в обители.
          Когда Сергию было уже за 50, ему явилось видение: множество неописуемой красоты птиц парили за окном. Неведомый голос сказал: «Так умножится стадо учеников твоих». Еще при жизни преподобного было основано более 25 монастырей.
Дорого ценили слово Сергия современные ему святители и князья Русской земли. Готовясь в поход против Мамая, великий князь Дмитрий Иоаннович перед битвой попросил благословение преподобного Сергия, который предрек ему победу. Летопись говорит, что из 150 тысяч русских воинов уцелели в этой битве лишь 40 тысяч. Но Мамай был разбит.
Сергий был уже очень стар, когда во время молитвы перед иконой Богоматери почувствовал приближение чего-то необычного. Перед ним предстала сама Матерь Божия в сопровождении апостола Петра и Иоанна Богослова и благословила его обитель.
За полгода до кончины Сергию было дано знамение о дне его кончины. Передав управление обителью приемнику, он наложил на себя обет молчания.
            25 сентября (8 октября по новому стилю) 1392 года, благословив своих сподвижников и поручив их милости небесных покровителей, Сергий оставил этот мир телом, став в сознании людей заступником земли Русской.




         Покров Пресвятой Богородицы – один из самых больших церковных праздников на Руси. Это день Великой Благодати. Говорят, что на Покров людям могут простить самые тяжелые грехи при условии, что просить об этом они будут очень и очень искренне.
Как писал Сергей Есенин: «Льется пламень в бездну зрения,
                                             В сердце радость детских снов,
                                Я поверил от рождения
                                   В Богородицын Покров»

      Много времени прошло с тех пор, когда растерянные, объятые паникой византийцы, в Валахернском соборе Константинополя, молили Господа отвести от них беду – город осадили сарацины. Служба началась с утра, продолжалась за полночь. Экстаз молящихся нарастал, и тут – юродивый Андрей поднял глаза от закапанного воском пола и обмер: над алтарем, сверкая ризами в отблеске сотен тысяч свечей, шла Богородица. Вокруг нее – коленопреклоненные – ангелы, апостолы, пророки. В руках у Марии был покров, и она как будто накрывала им молящихся.         «Видишь ли, брате, - зашептал Андрей своему ученику Епифанию, - Царицу и Госпожу всех, молящуюся о нас»? «вижу, - так же шепотом ответил Епифаний, - и ужасаюся». Однако священнослужители знамение истолковали как доброе: Бог, по ходатайству Заступницы рода христианского, избавит Византию от мусульманского нашествия. Сама Богородица снизошла к людям и вера их была так сильна, что творила чудеса. На исходе года осада с города была снята – сарацины откатились прочь.        Правда, память человеческая так коротка, что о знамении скоро забыли и в число христианских праздников не внесли.
        Два долгих века летописцы – и византийские и киевские – молчат о празднике, пока вдруг в долгой веренице богоугодных дел князя Андрея Боголюбского не вспыхивает – строительство церкви на реке Нерли в честь святого Покрова Богородицы. Князь Владимирский, известный своим коварством и тонким политическим расчетом, лучше других понимал, какие тучи собираются над Русью: упадок Киева, раздоры Рюриковичей, предгрозовая тишина татарского нашествия. Время, о котором в «Слове о полку Игореве» сказано: «…и потекла печаль жирна по русской земле…» И вдруг так просто – вверься Матери Божьей, склони голову под Ее покров, пусть в душе прорастет надежда на скорое заступничество и защиту Пресвятой. И несчастья минуют тебя так же, как миновали тех, из Царьграда.
         Место для первой на Руси церкви Покрова князь выбирал тщательно, со знанием дела – на холме, у излучины реки, в окружении бескрайних полей. Чтобы хрупкая трехнефная церквушка казалась еще выше и тоньше. Чтобы крест ее плыл в хмуром осеннем небе надо всей владимирской землей. Чтобы каждый, кто подходит к храму, проникался его величием и покоем. Чтобы горячее была молитва странника, и скорее бы откликнулась на нее Заступница – защитила, укрыла, спасла. Так же тихо и ласково, как снег укрывает землю. Снег на Покров – знак особой милости Божьей.





БЕЛЫЕ ХРАМЫ РОССИИ




         Нерль - вытекающая из знаменитого ПЛЕЩЕЕВА озера– родина русского военного флота. Там Петр I строил свои боевые корабли, устраивал военные игры – «морские потехи».
      Река Нерль вместе с рекой Векса, вытекающей из Плещеева озера, составляла древний торговый путь из Ростово-Суздальской земли на Волгу. В устье Нерли стояла крепость Кснятино, сожженная объединенными войском киевлян, смолян и новгородцев. Крепость была возрождена, но вновь сожжена монголо-татарами. Сейчас о крепости напоминает лишь деревушка Кснятино у моста железной дороги Кимры-Калядин. На реке близ села Боголюбово находится Церковь Покрова на Нерли - выдающийся памятник древнерусской архитектуры.
          Небольшое селение в 8 км. от Владимира у слияния рек Клязьма и Нерль ведет свою историю с 1158 г. Град Боголюбов был первым каменным городом Северной Руси, свидетелем возвышения, славы и трагической гибели одного из выдающихся людей Древней Руси - князя Андрея Боголюбского. Именно сюда князь привез чудотворную икону Божьей Матери, покинув самовольно киевские земли, а потом переправил её во Владимир. В настоящее время на месте бывшей княжеской резиденции - действующий женский монастырь. Белокаменная церковь Покрова на Нерли (1165) - памятник воинской победе владимирских полков над волжскими булгарами, в то же время храм был памятником сыну Андрея - Изяславу, заплатившему за эту победу жизнью. Это был первый на Руси храм, посвященный новому празднику Покрова Богородицы.



ОБЫЧАИ НАШИХ ПРЕДКОВ

                 У наших предков праздник Покрова был на особом счету. Наши прабабушки свято верили, что ночь накануне Покрова – особенная. Ложась спать, шептали они молитву, обращенную к Богородице:
      «Ты, покров-Богородица, покрой меня, девушку, пеленой своей – идти на чужую сторону введение-Мать Богородица, введи меня на чужую сторонушку. Сретенье-Мать Богородица, встреть меня на чужой стороне»!
Каждая девушка спешила утром встать самой первой и быстрее подружек пойти в храм: по поверью, кто прежде всех помолится, тот и замуж скорее выйдет.
         В некоторых селах тайные надежды девицы возлагали на «обыденную пелену». Чтобы соткать ее, красотки обычно собирались всем миром под одной крышей, пели веселые песни, вели долгие беседы, а за весельем пряли и ткали холстину. На следующее утро, на Покров, несли свою поделку в церковь и вешали к иконе Покрова Богородицы.

          Хозяйки в это время старались избавиться от старых соломенных постелей. Во дворе разжигали большой костер и сжигали на нем свои пожитки. А в чуланах уже лежали готовые к употреблению новенькие соломенные одеяла и подушки.
            Старики тоже не отставали от молодых, кидая в пламя изношенные за лето лапти. Исполнив этот обряд, дедушки и бабушки верили, что тем самым «прибавят себе ходу на всю зиму».
В этот день часто первый раз топили в жилых горницах печки. Причем дрова полагалось брать яблоневые – от них якобы в избе всю зиму тепло будет. По такому случаю усердные хозяйки пекли блины, которые «запекают углы», защищают от сквозняков и холода.
«Приспей, товарец, вовремя, сдам тебя на Покровскую», - приговаривал народ, стараясь в этот день поспеть на ярмарку. Уж чего-чего, но развлечений хватало: «было там «хмельно, горласто, празднично, пестро, красно кругом».
Диву даешься, как все успевал народ за один-единственный день!

Впрочем, день - особый – чудотворный!


ПРАВОСЛАВНЫЕ  СВЯТЫНИ


Звени, звени, Кугерский ключ!

В зарослях черемух и ив, высоких тополей и душистых лип звенит этот ключик.




С давних времен верующие приходили сюда за целебной водой. Воду набирают в канистры, банки, бутылки, и она хранится много лет, при этом не портится, а всегда свежая и прозрачная. Но пить это одно. А вот многие люди еще и купаются в святом источнике. Температура воды +4 градуса. Ломит руки, когда умываешься. Но смельчаки, и верующие люди, осеняют себя крестным знамением и вперед – в деревянную колоду.
Никогда еще ни один человек не простудился. Потому как Ключик истинно Святой. Забил по благословению местночтимого святого старца
Тихона. 

Родился Тихон в 60-е годы XIX века в деревне Кугерь Уржумского уезда. Он рано остался сиротой, и односельчанки-монахини увозят его в далекий монастырь. Настоятель заметил у монаха необыкновенные способности и велел ему вернуться к людям, чтобы помогать им.
Ничем особенным вроде бы Тихон не отличался. Средний рост, русые волосы, зимой и летом на нем - рваный тулуп и валенки. Хотя зимой он мог по снегу и босиком пройтись. Нет, он не был безумным. Он просто выбрал для себя такой путь служения Богу – путь юродивого. Юродивые Христа рад, люди совершенно здоровые психически, сами, добровольно брали на себя тягчайший крест безумия. Это был подвиг. Самый высокий христианский подвиг, на который призывались Господом особые подвижники.
Слабоумие и истинное юродство не имеют между собой ничего общего. Наоборот, чтобы решиться на юродство, требуется величайшее мужество. Мир не понимая юродивых, глумится над ними, и не поймет он, какая великая скорбь переполняет сердца этих подвижников.
Отец Тихон видел людей насквозь с их пороками, жадностью и добротой, радостью и горем. Часто останавливался в домах бедняков, а богатых обходил стороной. А все его богатство – доставшиеся от родителей иконы и книги.

Служил отец Тихон в церкви села Архангельское иеродиаконом. Здесь в полной мере раскрылся его дар ясновидения. Ничего нельзя было от него скрыть. Людей и их поступки читал словно книгу. Много было ходоков к Тихону, каждый со своей проблемой, вопросом. И он никому не отказывал. Только предсказания свои не прямо в лоб высказывал, а как загадку, присказкой. Попробуй догадайся.
Как-то отправили к отцу Тихону двух девочек, ватрушки горячие отнести. Пока несли, одна есть захотела, одну ватрушку съела, другую в кустах спрятала, на обратный путь. Пришли они к старцу, отец Тихон их за стол усадил, чаю налил, да и велел им все ватрушки съесть. Пока не съели, из-за стола не выпустил. А как пошли в обратный путь, так он и говорит одной: «Ватрушку-то в кустах не забудь».
Много он сделал пророчеств и ни разу не ошибся.

Конечно, власти не любили его. А кто же любит провидцев-то? Ведь как не утаивай, а все старец про тебя знает, про все твои темные мыслишки, про крамолу и злобу. Несколько раз его арестовывали, но старец возвращался назад. «Что с него взять, дурачок»! – говорили милиционеры. А дурачок этот помогал людям, лечил их тело и души.

Господь забрал старца к себе прямо в ночь на Пасху. Только светлые люди удостаиваются этого. Похоронили его на местном старом кладбище.
Не зарастает тропинка к могилке отца

Тихона. 

Верующие приходят на могилку кто в скорбях, кто в печалях, кто в радости и благодарении, кто просто за благословением на добрые дела. Многие берут щепотки земельки с могилки для себя или для близких, чтобы с верою исцелиться от каких-либо недугов, телесных и духовных. Многие получали и до сего дня получают

молитвенную помощь от отца Тихона.


Остался Тихоновский Кугерский ключ, что бьет родником из недр земли и исцеляет страждущего и болящего. Над ключом стоит часовенка. Святой ключ - памятник природно-исторического значения. Кроме того, это памятник природы, даже лекарственные травы собирать рядом с источником
запрещено.

 

Здесь очень любят отдыхать уржумцы. Недалеко от родника поставлены столы и лавочки, сооружен мангал. Жаль только, что это святое место все чаще напоминает свалку. Мы ведь как отдыхаем? Где едим, там и сорим. Вокруг разбросаны бутылки, пакеты, обертки…. Словно это и не Святoe  место!



 А ведь отец Тихон предупреждал всех нас: «Осквернят люди, - источник оскудеет». Еще совсем недавно ключ перестал так звонко журчать. Иссяк родник. Забеспокоился народ. Отдыхающих стало приезжать меньше. И ключик словно вздохнул, ожил, вновь зазвенел холодной прохладой, чистой как слеза. И горит свеча в часовенке, и смотрят на нас святые лики. И нельзя тут соврать, не раскаяться, не пересмотреть всю свою жизнь от начала до сегодняшнего дня.
Каждый год 29 июня проходит однодневный крестный Тихоновский ход от уржумского Свято-Троицкого собора до Архангельского кладбища, где похоронен старец. Идут в любую погоду люди разного возраста от трех до 85 лет. И дождь хлещет по их спинам, и жаркое солнце печет голову, льется по лицу соленый пот, разъезжаются ноги в грязной жиже. Но не остановить их. Чист их взор, как чисто их сердце и помыслы.
С шести утра до семи-восьми вечера продолжается крестный ход. «Ох, бедные, - промолвила одна женщина, - идут в такую жару в такую даль». Только какие же они бедные? Они счастливее всех тех, кто не пошел в этот крестный путь, счастливее тех, кому неведомо это счастье долгой пыльной дороги.
В конце пути – Святой ключ, приникая к чистому истоку, понимаешь, что благодать Святого Духа незримо присутствует здесь. Удивительное чувство мира в душе сочетается с необыкновенной красотой и тишиной вокруг.
Пусть будет благословен тот источник, пусть не иссякает его песня, пусть исцеляет и врачует Святой Ключ души людские.




СИЛЬНА РУСЬ МАСТЕРАМИ.  народные промыслы             В половине XVI века на месте колокольни Ивана Великого стояла церковь Иоанна Лествичника и при ней висел небольшой Царь-колокол, весом в тысячу пудов, слитый во времена опричнины Иоанном Грозным. При царе Алексее Михайловиче, в 1654 году, на место его был слит другой уже гораздо больший колокол, весом в 8000 пудов. Предание говорит, что, так как никто не брался поднять его, то он оставался без употребления до 1668 года, когда уже решился поднять его механик самоучка — царский привратник. Колокол этот висел подле Ивановской колокольни, но в пожаре 1704 года от высокой температуры он треснул. В 1731 году его сняли, а в 1734 году, по повелению Анны Иоанновны, приказано было к нему прибавить еще тысячу пудов весу, причем предполагали приделать к Ивану Великому особую небольшую колокольню для этой громады.           Артиллерии колокольных дел мастер Иван Федоров Маторин взялся за работу и не подумал испугаться, когда колокол определено было вылить в 12000 пудов. Устроили в Кремле литейную яму, между Чудовым монастырем и Иваном Великим, и Маторин принялся за дело. Работа оказалась сначала неудачна. И все пришлось начинать заново.         И вот колокол – великан готов. Его подняли над ямою и повесили на особых подмычках. Страшный пожар в 1737 году, в праздник Святой Троицы, начавшийся от забытой копеечной свечки, опустошил Москву и Кремль. Колокол упал с обгоревших брусьев в ту яму, где его лили.           То ли при падении вышиблен был из него край от удара, то ли от того, что, желая потушить огонь в яме, лили в нее воду, колокол треснул, и из него вывалился большой кусок (весом 11,5тонн). Таким образом, колокол был поврежден и к употреблению он уже не годился.          Императрица Елизавета Петровна хотела опять перелить его. Представленная смета показалась ей слишком большою, и исполин остался в своей яме. Много было потом относительно его проектов: пытались мастера припаять отшибленный край, вытащить колокол из ямы и построить для него особую колокольню.           Но громадные размеры колокола заставили отложить такое намерение. Между тем он безобразил Кремлевскую площадь обширною ямою. Царь-колокол лежал в глубокой яме напротив Чудова монастыря, над ямою был настлан деревянный помост с подъемной дверью, от которой ключи хранились у звонарей Ивановской колокольни. Любопытные спускались смотреть колокол в подземелье по крутой деревянной лестнице, вслед за проводником, который шел вперед с зажженным фонарем.           В 1836 году велено было вынуть колокол и поставить на гранитном пьедестале подле колокольни Ивана Великого. Монферран приступил к этой работе и, в конце концов, колокол был поднят из ямы, передвинут на пьедестал, где он и теперь находится. Наверху его утвердили позолоченное яблоко с крестом, а внизу, на мраморной доске, надпись золотом: «Колокол сей, вылит в 1733 году, повелением государыни императрицы Анны Иоанновны, пребывал в земле сто и три года и волею и благочестивейшаго государя императора Николая I поставлен лета 1836, августа в 4-й день».            Надпись на пьедестале сочинена архитектором Монферраном, и в ней сделаны две существенные ошибки. Первое — колокол вылит не в 1733, а в 1730 году. Затем: колокол пробыл в земле не сто три года. Пожар московский происходил в 1737 году, когда Царь-колокол упал, а вынули его в 1836 году, следовательно, он пробыл в земле 99 лет.           Колокол украшен наверху изображениями московских чудотворцев, а посредине — особ императорской фамилии; из них императрица Анна Иоанновна изображена во весь рост; но ясно вышли только голова и корона. Общий вес Царь-колокола составляет почти 202 тонны; высота с ушками 6,14м, диаметр 6,6м. С 1836 года колокол стоит на белокаменном помосте рядом с «Иваном Великим».Стихи наших бабушекЗАЯЧЪЯ   ДУШАВ лесу на проталой полянке,В дремучем весеннем боруУстроили зайцы гулянки,Затеяли зайцы игру…Звенели весенние воды,И прыгал с пригорка родник,И зайцы вели хороводы,Забывши про мой дробовик.И зайцы по-заячьи пели,Водили за лапки зайчих…И радостно сосны шумели,И звезды качались на них…Всю ночь я бродил все и слушал,Ах, друг мой, открою тебе:За бедную заячью душуЯ так благодарен судьбе!..С.А. КлычковВ ДЕРЕВНЕКак я люблю свои березы,Свои леса, свои луга,И ночи летние, и грозы,И зиму с стужей, и снега.Люблю я речки серебристойХрустально-нежный разговор,И травки бархатный, душистый,С цветами скромный разговор.Люблю я мирные картиныСвоих полей, своих лесов,Люблю мычание скотиныИ звуки птичьих голосов.Я не расстанусь с этим раем,Люблю я эту красоту,И город с пылью и трамваемИм ни за что не предпочту.М.П. ЧеховЛАДОШКА - для самых маленькихПРИКЛЮЧЕНИЯ МАЛЕНЬКОЙ КАПЕЛЬКИ КАПЫ      Жила на высоком синем небе на белом мягком облаке маленькая капелька Капа. Жила она не одна. Была и у нее мама, папа и много-много сестер и братьев. Все были веселые, шустрые, на подъем легкие. Вот сидели как-то раз на пушистом облаке Капа с подружками. Ножки свесили, болтали о том, о сем. Вдруг налетел ветер-озорник, раскачал облако, разогнал подружек-веселушек. Не удержалась капелька Капа, сорвалась с мягкой постели. И понес ее ветер куда глаза глядят. Летит Капа по синему небу, а внизу города большие с чудными башнями, реки бурлящие, горы, снеговыми вершинами в бездну небесную упираются…. Красота! От восторга у капельки даже голова закружилась. Зажмурилась она от счастья, да и зацепилась за кудрявую березу. В самой гуще листвы оказалась. Присела на листочек резной, отдыхает. Вдруг слышит, плачет кто-то. Свесилась Капа с листа, гнездо увидела, а в гнезде маленький вороненок плачет. Да так жалобно, так горько. Спрыгнула капелька к вороненку, смотрит на него своими синими глазами. «Чего ты плачешь-горюешь»? – спросила капелька. «Кар-р, карр-р, - запричитал вороненок, - улетела моя мама за червячками, а я пить хочу». «Ну, так полетели, вон родничок внизу звенит, там и напьемся», - затараторила капелька. «Не могу я летать», - пищал вороненок.«Вот это да! – удивилась Капелька, - есть два крыла и ты летать не умеешь»?«Ну и что, что два крыла, я еще маленький, в летную школу не хожу, потому и летать не умею», - всхлипывал вороненок.        Напоила его капелька, жалко разве воды для хорошего вороненка. «Ну, а теперь спи, - сказала Капа, укрыла его мягкой перинкой, - жди свою маму и не плачь больше». А сама села на краешек гнезда и стала петь колыбельную песенку. А в песенке той рассказала о своей жизни: как жили на небе маленькие капельки, в прятки играли с солнечными зайчиками. Радугой-дугой сияли над земными просторами, дождем прозрачным проливались, землю-матушку поливали, цветы, деревья поили, реки быстрые наполняли, да потом снова в облака поднимались, чтобы завтра начать все сначала. Уснул вороненок, а капелька дальше полетела. Солнце к тому времени высоко встало. Залило светом все поля и луга. Жарко стало. Вдруг видит капелька, на сухой потрескавшейся земле сиреневый колокольчик умирает. Свернулись листья, поникли тонкие нежные лепестки. Только тяжелый вздох раздается. Наклонилась к цветку капелька. «Пить, - услышала она еле различимый шепот, - пить….